skip to Main Content
+38 (096) 510-62-11

Про Женское Осуждение, Страх Женщин Перед Женщинами, Женской Травме И Ее Исцелении

Тема этого текста давно витала для меня в воздухе, в клиентских сессиях, в том, что наблюдаю в обществе, в каких-то моих личных вопросах, и вот когда я увидела видео про «Be a Lady. They said» и его большой резонанс, я решила написать свои мысли на тему женского осуждения, страха у женщин перед женщинами, женской травме и ее исцелении. Лонгрид.

Ролик стал решающим для текста потому, что в той женской солидарности, с какой часть женщин репостила это видео и как они объединились против мужчин, я увидела важное, что часто упускается, когда речь заходит о том, что мужчины притесняют женщин. Несмотря на то, что в патриархальной культуре мужчинам отводится роль главных агрессоров, реальным исполнителем этой агрессии часто становятся сами женщины, которые без сомнений травят, осуждают, унижают, гнобят других женщин.

Несколько самых простых примеров.

Когда мы в сессиях работаем про непринятие своего тела или внешности, самый большой страх у женщин вызывает не то, что она не понравится мужчине, а то, что ее обязательно обсудят и высмеют какие-то женщины. Это могут быть близкие подруги, заклятые враги, кто-то с улицы, но в большинстве случаев речь идет именно про женщин.

Не так давно видела в фб текст девушки о том, почему она не планирует заводить детей. Количество женщин в комментариях, которые съели ее за это решение, было в разы больше, чем мужчин. И при этом они особо не стеснялись в выражениях. От проклятий, до пожеланий смерти. Хотя, казалось бы, какое им до этого дело?

Когда я читаю посты в Инстаграм, где люди публикуют свои фотографии, большая часть осуждающих внешность комментариев идет именно от женщин.

А сколько ненависти льется в сторону жертв насилия и «самадуравиновата» можно даже не говорить.

Таких примеров сотни и тысячи повсюду. И это вызывает страх.

Физическое насилие совершают мужчины. А эмоциональное насилие — это прерогатива женщин. И его очень много.

Но этот текст не про то, что женщины плохие, а мужчины — молодцы. И не про то, что мужчины плохие, а женщины не причем. А про ту рану, которая воспроизводится в женщинах поколениями, которая заставляет их выбирать такие стратегии для выживания: нападать, агрессировать, уничтожать все то, что угрожает их ощущению безопасности.

Когда-то давно я нашла для себя американскую психологиню Бетани Уэбстер. Я читала ее в те моменты, когда проживала свою внутреннюю дыру, и ее тексты мне очень помогли. Но потом я забыла про нее, и вернулась только недавно. Когда тема снова стала актуальной. Бетани пишет про такой феномен как материнская рана (травма) — Mother wound. И о том, что каждая женщина в любом поколении в патриархальном обществе несет в себе эту рану.

«Материнская рана — это боль быть женщиной, которая передается через поколения в патриархальной культуре. Она включает в себя дисфункциональные копинговые механизмы, которые помогают с ней справиться.

Материнская рана включает в себя боль от:
* Сравнения: не ощущать себя достаточно хорошей
* Стыд: постоянное фоновое ощущение, что с тобой что-то не то
* Ослабление: ощущение, что ты должна оставаться меньшей, чтобы получить любовь
* Вина: постоянное чувство вины за желание большего, чем ты сейчас имеешь

Материнская рана может проявляться как:
* Не проявляться максимальной собой, потому что ты не хочешь быть угрозой для других
* Иметь высокий уровень толерантности к плохому отношению от других
* Эмоциональное обслуживание
* Ощущение конкурирования с другими женщинами
* Само-саботаж
* Быть чрезмерно жесткой и доминирующей
* Наличие пищевых расстройств, депрессий и зависимостей

В патриархальной культуре женщины привыкли думать о себе, как о «менее чем (less -than)» и не заслуживающих и не стоящих. Это ощущение «менее чем» было глубоко усвоенным и передавалось через множества поколений женщин». (с) Бетани Уэбстер

Вот эта рана, которую все мы, женщины, в той или иной степени несем в себе, заставляет нас искать способы справиться с вечным ощущением боли, что ты «недостаточно хороша, ценна, важна».

Одним из способов справиться с болью является нападение на того, кто заставляет ее в нас активизироваться. Например, проявляется отличным от нас способом. Кто может позволить себе большее, чем можем позволить себе мы, кто выбирает свою свободу, живет не в угоду правилам, кто заметен, ярок, признан, кто получает то, чего нет у нас. Все то, что триггерит внутри ощущение своей неценности или ничтожности, запускает реакцию «бей».

Если у человека ничего не болит, он не будет идти и обижать другого, ни словесно, ни эмоционально, ни физически.

Обижает тот, кого обижали.
Критикует тот, кого критиковали.
Осуждает тот, кого осуждали.
Нападает тот, на кого нападали.

Поэтому я пишу текст не чтобы обвинить тех, кому и так больно. Мне важно написать о том, что такое материнская рана, как она сформировалась, как она проявляется и что можно сделать, чтобы ее исцелить.

Начать можно с того, что многие женщины несут внутри смутное ощущение тревоги и страха перед другими женщинами. Самым важным объектом в жизни любого человека является мать. И если этот самый важный человек не признает тебя, это ранит, травмирует и заставляет страдать очень сильно. Для женщины непризнание своей матери является угрозой всей ее женской идентичности. Если мать отрицает эти качества в себе, если она отрицает их в дочери, то по итогу какая-то часть дочери становится отщепленной. Она помещается далеко в чулан, и больше не проявляется.

Поскольку материнская фигура является самой значимой для ребенка, то для него жизненно важно выбрать то поведение, которое гарантирует ему ее любовь и принятие. Поэтому дочери очень часто неосознанно отказываются от каких-то проявлений себя лишь бы не получить материнское отвержение. (Тут надо сказать, что это справедливо и в случае мужчин, потому что для мальчика в начале его жизни мать тоже самая важная фигура, но о том, что происходит с мужчинами, я напишу позже).

«Если дочь усваивает бессознательные убеждения ее матери (которые в определенной мере являются формой «я не достаточно хороша»), то она получает материнское принятие, но при этом в большой степени предает себя и свой потенциал». © Б.У.

Страх отвержения, эмоциональной депривации может быть настолько силен, что девочка может отказаться от всей себя и стать материнской слугой, ее нарциссическим расширением, подчиненной частью, которая не имеет своего голоса.

Все это создает в душе огромную рану, которую надо чем-то закрыть, чтобы не было слышно и не было больно.

Может случиться и так, что мать была более менее здоровая, любила дочь, принимала ее, но когда та пошла в сад/школу, она попала в окружение девочек, выросших в токсичных семьях мам и бабушек со своими материнскими ранами. Эти девочки тоже сильно ранены, но в силу характера стали задирами, чтобы компенсировать свое ощущение неценности. И такие девочки наносят раны, подвергая травле, буллингу, постоянному осуждению внешности, придиркам. К сожалению, в этой ситуации даже самая сильная материнская любовь и принятие не смогут вылечить эту рану. Поэтому в зависимости от характера девочка либо становится такой же задирой, либо сдается и полностью теряет себя.

Почему материнская рана связана с патриархальным устройством, потому что многие поколения мир бы таким, где женщинам предписывалось быть только матерями, жертвовать своими интересами в угоду семьи, быть на вторых ролях. А жертвенность всегда идет с отщеплением злости, которая ищет выход и может находить его в том, чтобы ограничивать своих детей, запрещать им проявляться или делать их виноватыми за то, что жизнь не сложилась. Плюс страх, что если не выйдешь замуж, будешь изгнана из сообщества. Это рождает много страха и тревоги, заставляет спешить, стараться, бороться за мужчин. Это в дальнейшем передается как послание «такая как ты никогда замуж не выйдет». И ценность дочки определяется ее способностью привлечь себе мужа.

«В материнской ране очень много чувства вины, обязанности перед матерью, за то, на какие жертвы она пошла, как много сделала для дочери.

В головах девочек начинают звучат голоса, которые усиливают их материнскую рану.

«Посмотри, что твоя мать для тебя сделала, ты такая неблагодарная, ты должна ей по гроб жизни.»
«Моя мать так многим для меня пожертвовала, что это было бы слишком эгоистичным делать то, что она в свое время не смогла. Я не хочу ее расстраивать.»
«Я обязана своей матери. Если я расстрою ее, то она подумают, что я не ценю ее»

Дочери могут бояться реализовывать своей потенциал, потому что они могут бояться, что это будет предательством матери. Поэтому они стараются быть чем-то меньшим, чем могли бы». © Б.У.

Нередки истории, когда дочери из чувства долга и ответственности как будто усыновляют своих матерей. Они это делают из-за того, что мать часто демонстрирует свою беспомощность, зависимость, неспособность о себе позаботиться. А дочь, на чувстве вины, долга, начинает на себе нести эту ношу. Ей кажется, что если она откажется от того, чтобы быть матерью своей матери, та либо умрет, либо изведет ее чувством вины. Такая ноша всегда непереваренный клубок с чувствами вины, ненависти и желания отдалиться от матери навсегда и надолго. Дочери чувствуют себя обязанными организовать матери личную жизнь, если она говорит, что из-за того, что сильно заботилась о ней, не смогла выбрать себе нового мужа. Такие дочери могут быть просто тенью своей матери. Либо ее мужем. Который в своей время от нее ушел, но вина за это ложится на дочь.

Матери могут конкурировать со своими дочерями. В том числе за право быть любимой. Если женщина недополучила любви и принятия, она не всегда может дать их дочери. Потому что может включиться зависть и боль от того, что она страдает от недолюбленности, а дочка может получить все и не напрягаться для этого. Такие женщины чаще любят сыновей, чем дочерей. Их боль вступает в конфликт с их ролью матери «Как мать я должна ее любить, но я не могу ей ее дать, потому что сама в ней нуждаюсь». Это может привести к тому, что она или отстраниться, или будет слать двойные послания «я тебя люблю, но при этом не хочу быть с тобой». А дочь, для которой эта связь самая важная, начнет уменьшать себя, свои потребности, лишь бы получить хоть немного материнской любви. В этом случае дочь может ощущать, что она чем-то провинилась и все время искать проблему в себе.

Матери могут неосознанно направлять свой гнев на детей, хотя этот гнев может быть не столько на ребенка, сколько реакция на то, что ей пришлось отказаться от всего, чтобы стать матерью. Это ее способ справиться с ощущением бессилия и зависимости.

«Материнская рана существует в том числе и потому, что нет безопасного места для матери, чтобы выплеснуть свой гнев о жертвах, которые общество требует от нее. И она продолжает существовать потому что дочери все еще подсознательно боятся отвержения за их выбор не приносить такие же жертвы, как и предыдущие поколения.

Если мать не справилась со своей болью или согласилась со своими жертвами, то ее поддержка ее дочери может быть наполнена сообщениями, которые прививают стыд, вину или обязательства.

Они могут проявляются в любых ситуациях, обычно в форме критики или некоторой формы требования похвалы матери. Это не всегда какое-то конкретное заявление, но скорее энергия, с которой они передаются, содержит скрытые недовольство, неприятие и обиду». © Б.У.

Но вопрос материнства очень большой и болезненный. Потому что помимо переживаний дочери, о том как ее травмируют отношения с матерью, есть тяжелые переживания самой матери. Потому что материнство это не то, что не просто. А очень и очень сложно. Но про это в общество не было принято говорить. Раньше сильнее, но и сейчас это не у всех вызывает одобрение. И это тоже очень сильно усугубляет материнскую рану. Потому что женщине вменяется быть матерью со словами — это лучшее, что может произойти с тобой. А когда она в реальности сталкивалась с болью и трудностями, то раньше чаще всего она получала осуждение. Причем от кого? От тех же женщин. Что они, как матери лучше, а она — плохая, что инфантильная, зажралась, и ребеночка надо любить всегда и никогда не злиться, и не роптать, потому что многим вообще Бог не дал. И поэтому мать может остаться в изоляции, потому что мужчина не понимает ее переживаний, а другие женщины, те, кто должны поддерживать, осуждают. Сейчас процесс разидеализации материнства запущен, поэтому поддержку получить можно. Но раньше это было практически нереально.

Материнство было позицией между молотом и наковальней. Потому что с одной стороны женщина реально проживает свои потери, жертвы, несет свою рану и травму. С другой осуждение, что она плохая мать.

Но виноват ли в этом ребенок? Частично он может считать это правдой, потому да, если бы не он, в жизни матери все могло сложиться иначе. Но он следствие ее выбора, осознанного или нет, но уже сложившегося. Так можно ли ему вменять это? Требовать от него каких-то компенсаций, подчинения?

А самое главное, и печальное в этом то, что

Никакие детские жертвы не исцелят материнскую рану.

Неважно как сильно дочь будет стараться для матери, она не сможет компенсировать все те потери, которые ей пришлось понести, ставши матерью.

Она не сможет заменить ей ее мать, додать ей недополученное в детстве тепло.

Никогда ребенок не станет настолько идеальным, чтобы проект «материнство» был окуплен.

Матери могут думать, что им поможет, если дочь будет получать для нее медальки, и это будет похоже на то, как если бы она сама их заработала. Но реальность в том, никакие действия ребенка не наполнят мать так, как просит ее голодная внутренняя дыра. Потому что это еда абсолютно другого порядка.

Грустный вывод тут в том, что исцелять свою рану матерям надо самостоятельно. Горевать по своим невозможностям и утратам. Становится самой себе той матерью, которой не было. Делать это важно еще и для того, чтобы остановить передачу раны дальше.

И в этом смысле ни один ребенок не сможет спасти свою мать. От боли, потерь, утрат. И ждать или требовать этого от него бессмысленно.

Как связана материнская рана и мизогиния у женщин.

Напрямую.

Чем больше наша рана, тем больше поле триггеров, которые заставляют нас чувствовать себя плохо, например, другая женщина красивее, умнее, талантливее, богаче, больше имеет. И тогда, чтобы избежать этого ощущения, включаются стратегии обесценивания, нападения, отрицания, осуждения.

Женщина может чувствовать себя сильной, когда сравнивает в свою пользу, когда осуждает того, кто слабее, когда наказывает того, кто позволяет делать себе то, что она не позволяет.

Большинство из этих проявлений — это защитное поведение. Это способ не соприкоснуться со своей болью, услышать крик страха, что со мной что-то не так.

Например, сравнение с другими — это всегда поиск безопасности и гарантий. Если я считаю себя лучше, это дает ощущение спокойствия, хоть и под маской высокомерия. Поэтому так больно, если женщина считает себя лучше, красивее = в безопасности, а мужчина выбирает не ее, а другую, «страшную». Тогда вся защита рушится.

Почему женщинам важно начать работать с материнской раной, а не только бороться с мужчинами и другими женщинами.

Потому что даже если вы убьете змею, которая вас укусила, внутри все равно останется рана и яд, который будет вас отравлять.

Можно разрушить всех опасных мужчин и женщин, но это не сделает вас от этого более ценной. Это не внесет свет в вашу жизнь, просто потому, что если внутри уже есть рана/вирус/заражение, то исцелять надо именно себя, а не тех, кто об этом сигналит.

Злость закрывает рану. Мы можем бороться с внешними врагами, не замечая, что враг внутри нас.

Поэтому целью этого текста не было сделать кого-то виноватым за то, что нам больно. А привлечь к этом явлению внимание. Потому что даже если наказать всех «виновных», рана от этого не уменьшиться.

Важным является осознание, что это моя рана заставляет меня чувствовать себя плохо, делать из-за этого плохие вещи, соглашаться на плохие условия, молчать, когда хочется говорить, говорить, когда надо молчать.

Почему важно знать и видеть свою материнскую рану.

Чтобы начать свой процесс исцеления.

Когда я пишу, что не надо осуждать других женщин, я говорю это не из человеколюбия и заботе о других.

Когда мы нападаем или осуждаем других женщин мы активизируем и укрепляем нашу материнскую рану.

Допустим, мы видим какое-то поведение или появление, которое нам не нравится и вызывает сильные эмоции. Если посмотреть вглубь этих эмоций, то можно увидеть, что они:

* триггерят наше ощущение «я недостаточна, со мной что-то не так». Например, красивая, успешная, талантливая женщина может вызывать зависть и боль.

* противоречат каким-то нашим догмам и правилам (а они обычно рождаются как запреты извне). Женщина, которая позволяет себе делать что-то, что мы считаем неправильным, или постыдным, или запрещенным. Яркая внешность, получает подарки за секс, не стыдиться любить себя и постоянно показывать свои селфи, хвастается и делает разное, что могло осуждаться в наших семьях. Это может вызвать злость, стыд, страх, зависть.

* дают нам высокомерное ощущение «самадуравиновата». Например, если кто-то попадает в какую-то тяжелую ситуацию из-за своих вышеперечисленных причин. А за этим высокомерием часто стоит страх, что такое могло бы произойти со мной, но чтобы его не слышать надо отгородиться броней и напасть на того, кто это допустил.

* и много других вариантов тяжелых переживаний, который могут скрываться рационализацией, белым пальто, словами «я выше этого», «для тебя стараюсь», «хочу помочь тебе стать лучше».

Вместо того, чтобы исследовать свою боль и свои эмоции, исцелять рану, чтобы нас это больше не трогало, мы находим более простой способ — напасть через реальное осуждение, злые комментарии, подлые действия, либо через мысленное злорадство, сплетни и перемывание костей с другими.

Опять же, почему надо с этим что-то делать? Ну злорадствую я, ну сплетничаю, что тут такого?

А то, что проекцию никто не отменял. Чем больше вы осуждаете, тем больше внутри вас растет ваш внутренний критик, тем сильнее ваш страх стать такой, испытать, сделать то, что вы только что заклеймили: проявиться, попасть в тяжелую ситуацию, сделать ошибку.

Когда вместо того, чтобы дать любовь себе, вы нападаете на другого, вы продолжаете обделять себя, усиливая для себя опасность другого.

Вместо того, чтобы обратить внимание на свою рану, вы отгораживаетесь от нее, не давая себе возможности исцелиться.

А важно как раз в этот момент направлять внимание на свою боль и поддерживать себя, утешать свою раненную часть, говорить себе, что с вами все хорошо, вы в безопасности. И это будет очень длительный процесс выздоровления, но в перспективе он принесет намного больше счастья.

Как можно это сделать в жизни.

Важно начать осознавать, замечать свою боль.

Когда вы ловите себя на импульсе осудить кого-то, для начала спросите себя, почему вы это хотите сделать? Что в поведении, внешности, проявлениях этого человека вас цепляет?

Это что-то, что говорит не в вашу пользу и вы чувствуете свою плохость, это то, что вы запрещаете себе делать, это то, что осуждалось в вашей семье, это страх, что кто-то получил больше и вам не хватит?

Какую лично вашу боль это активизировало?

Когда вы это услышите, попробуйте поговорить с собой как близкий человек, поддержать себя словами, что с вами уже все хорошо, пожалеть, если больно или страшно. И только потом, если вам еще захочется осудить другого, можете это сделать. Но для начала попробуйте заметить свою рану и немного ее полечить.

Чем меньше в вашей жизни будет такого неосознанного осуждения, тем больше шанс принять себя по-настоящему.

Материнская рана образовалась в отношениях, в отношениях она может быть исцеленной. В отношениях с другими, значимыми людьми. В качестве того, кто может помочь может быть терапевт, друзья, группа поддержки, романтические отношения. А иногда этим значимым другим становимся мы сами для себя. Своей Внутренней матерью. И самоподдержка и самосострадание дают для этого очень большой ресурс.

Об исцелении раны я буду еще, а пока завершаю, а то и так слишком много получилось для первого раза.

Попробуйте посмотреть на свою рану и начать себя исцелять.

Если тема зашла, буду признательна за отклики.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top