skip to Main Content
+38 (096) 510-62-11

О Вреде Чрезмерного Увлечения Психологическими Текстами

Я давно ничего не писала, потому что «переела» всего, что связано с терапией. Сейчас немного пришла в себя и хочу написать об этом текст. О перенасыщении психологической информацией, и о том, как неограниченное потребление психологического контента может влиять на человека.

1. Начну с самого простого и очевидного.

На то, чтобы информация, которую человек потребляет, усвоилась и стала частью опыта, надо очень много времени, личного проживания, переживания и закрепления. Это невозможно вставить в себя, прочитав несколько постов, даже если читать их регулярно.

Иногда они дают ответы на какие-то вопросы, направляют к нужной литературе, мотивируют на новые действия. Но по большей части создают иллюзию мудрости и понимания жизни, хотя в самой жизни от этого ничего не меняется.

Знание о том, что это такое не равно личному опыту.

А иногда незнание действительно полезнее, чем такое умозрительное знание.

Для пояснения приведу аналогию про антибиотики. Антибиотики — это препараты, которые надо принимать строго определенное количество дней. Даже если стало лучше на второй день, надо пропить всю дозу до конца. Это необходимо для того, чтобы у бактерии не сформировалась устойчивость к этому лекарству и оно могло еще действовать в будущем.

Когда человек узнает новую информацию, он обычно мотивируется и хочет что-то с ней сделать. Потому что это и ответ на вопрос, и надежда, и инсайт. Это дает энергию на внедрение. Но если эта новая информация не стала частью опыта, то она не «вылечила», потому что не внедрилась, и при этом потеряла функцию мотиватора и двигателя, потому что мозг с ней знаком и стал к ней устойчив.

Когда человек увидит ее в следующий раз, внутри уже не зажжется огонек надежды, азарта и желания попробовать, ведь информация кажется известной и как будто опробованной, но и результаты, которые он должен был получить, он уже не получит. Потому что не закрепил и не внедрил.

Так мы получаем устойчивых ко всем возможным «пенициллинам» — техникам людей. Особенно часто это вижу в теме прокрастинации. Это максимально живучая проблема, которую уже невозможно одолеть ничем. Потому что все про неё знаю, но ничего не хочу делать.

Сколько такой пользы лежит мертвым грузом у нас в закромах сознания. Клиенты на сессиях регулярно рассказывают, что они все про себя знают, знают, что надо делать и что происходит внутри них, но только это не меняет жизнь. Потому что знание не равно длительное проживание личного опыта.

И здесь появляется второй побочный эффект от перепотребления — самообвинения.

Если до того как информации не было, человек страдал только от своей проблемы, то теперь он начинает страдать и от проблемы, и от того, что он ничего не может с ней сделать, хотя он ведь так много о ней знает, и что же он за тряпка, раз не может все это поменять, и значит, что все обречено, и жизнь тлен, и, и, и…

То есть вместо одной проблемы, у него появляется две, три или еще больше. В зависимости от того, какие выводы он делает. И как сильно включается внутренний критик.

2. Если потреблять контент не структурировано, как если бы это был учебник, а хаотично, как обычно это бывает в Facebook, то когда читаешь по 5-10-20 постов каждый день на разные темы, внутри получается жесткий винегрет.

К таблеткам обычно идет инструкция, где указывается, как данный препарат взаимодействует с другими. Действие одних он усиливает, других — ослабляет, с третьими усиливаются побочные действия, а с четвертыми может вызвать коллапс. В Facebook же такой инструкции нет.

Когда человек читает пост про травму, нанесенную родителями и злится на них за то, что они с ним сделали, а сразу за этим читает о том, как надо воспитывать своих детей счастливыми, и понимает, что причиняет своим детям боль, он не может полноценно ни отгоревать свою боль из детства, ни стать родителем без чувства вины за возможную обиду ребенка.

Когда человек с длительным подавленным состоянием читает пост о том, что у него может быть депрессия и ему надо лечь и полежать, а сразу за этим читает, что если вы депрессии, то надо встать и побегать, то он тоже не знает до конца, ему лежать или бежать, или бежать, но уже к психиатру за таблетками.

Когда человек читает про то, что надо быть самодостаточным, независимым, опираться на себя, а сразу за этим про то, что мы все разъединены и надо бы побольше слияния, то не ясно, что делать, сливаться или все-таки разливаться.

Поэтому может происходить расщепление на разные состояния, каждое из которые недопроживается. Интеграции нет. Проблема усугубилась.

3. Проблема самодиагностики.

Как на первом курсе мединститута студенты находят у себя все болезни, так и в чтении постов о психологии, можно придумать себе больше проблем, чем есть на самом деле. Люди, которые подозревают у себя расстройства, читают не то «лечение», что им надо, потому что не знают, что надо диагностировать. По итогу накручивают себя еще больше. И испытывают чувство безнадежности от своего запущенного случая.

4. Исцеление наступает не просто в процессе понимания чего-то. Часто для этого нужен другой. Чтобы он нам вернул реакцию мира на нас, чтобы показал свои границы, чтобы поддержал, когда мы сомневаемся или нам страшно, чтобы дал опыт другого отношения, такого, какого у нас не было. Особенно это важно в случае «проблем» в отношениях.

Поэтому исцеление — это обычно результат контакта людей, где второй выступает зеркалом. Нам сложно увидеть себя объективно. Мы не можем самостоятельно разобрать свои завалы. Нам нужен проводник. И тот, кто поможет на этом пути.

И именно поэтому люди, склонные к контрзависимому поведению — те, кому хочется быть максимально независимым от других, вместо терапии выбирают читать: книги или посты. Это как бы безопасно. Не надо обращаться за помощью (это ведь ниже их достоинства), никто потом не сможет присвоить их успех и сказать, что благодаря им, все получилось.

Такие люди уходят в чтение как возможность вылечить себя самостоятельно. Из-за этого исцеление откладывается на годы. Потому что самому помочь себе не получится.

5. Большое количество бесплатной информации создает иллюзию того, что все можно решить самому, надо лишь найти нужные советы. При этом из-за этого переизбытка и переосведомленности люди заранее лишают себя помощи. Я знаю достаточное количество людей, которые на предложение решить их проблемы с психологом говорят «а что он скажет новое? я все уже знаю, но не делаю». То есть решение проблемы превращается поиск информации, как ее решить. Но это не помогает, потому что см. п.1. и п. 3.

6. Влияние авторитетов.

Информация от психолога, который нравится, может заходить и влиять сильнее, чем более полезная и отвечающая проблеме, но от того, кто не нравится. И тогда идет уже не поиск лечения, а «я буду пить те таблетки, потому что они с малиновым вкусом».

Плюс, поскольку психоселебрити у нас не так много, то так или иначе, многие клиенты читают одних и тех же людей. Часто на сессиях происходят разборы по типу «А я вот прочитал у А, Б, В, и теперь думаю, так это или нет» или «я с этим не согласен, но ведь он/она написали». И получается такое психопереопыление или психотриангуляция: один написал одно, другой написал другое, клиенту нравятся оба, но они между собой не договорились, и кого же теперь я больше люблю: маму или папу, кому верить, что в себя интроецировать?

Отдельно здесь появляется такой момент, как требование к автору учитывать все категории людей, к которым информация из текста не применима. Но нельзя написать такой текст, который был одинаково всем полезен.

Ни один даже самый подробный пост не сможет охватить все исключения, к кому написанное не относится. Но если фигура авторитетная, то человек может пытаться в себя это впихнуть, потому что «мама сказала». А если не с кем это обсудить, то может быть внутренний конфликт. Либо это вызывает агрессию на автора, что он пишет заведомо вредное. Хотя можно просто не брать и идти дальше. Какой бы светило это не написал. Не все надо без раздумий применять.

7. Отдельной проблемой озвучу то, что психологический язык так плотно вошел в жизнь, что термины превращаются в вещь в себе. Они становятся полноценным субъектом жизни. То есть то, что было разработано с целью использования специалистами, только в определенном контексте и качестве, условно говоря под надзором и со строгой дозировкой, становится инструментом воздействия на реальность.

Люди на все подряд говорят, что это их травмирует, видят абьюз, проекции, газлайтинг, токсические отношения там, где их нет, нарциссами называют всех, кто хоть немного выделяется на фоне других, а социальную фобию называют интроверсией. Когда клиент мне говорит «это такая нарциссическая штука», то я не понимаю, что такое нарциссическая штука и как она связано на самом деле с нарциссизмом, и что там от него осталось.

То есть эти обозначения ставятся чем-то самодостаточным. Хотя в реальности они всего лишь являются указателями на определенные симптомы или совокупность проявлений, переживаний, состояний и не являются полноценными диагнозами. Но называние вещей психологическими терминами делает их более весомыми и от того, более драматичными.

Попытки оскорбить другого психологическими терминами становятся формой еще большей агрессии. Если раньше назвал дураком и все, то теперь это уже нарцисс, а значит, что это с тобой на глубинном уровне что-то не то.

Все это становится новой формой морального превосходства. И дает ложное ощущение правоты и безопасности.

Люди прячутся за словами «это все твои проекции», как в детстве дети говорили «я в домике». А если в ответ сказать, что это просто твои психологические защиты, то это сразу шах и мат.

8. Психология заменяет жизнь.

Люди погружаются в психоконтент как в надежду, что это поможет изменить жизнь, и вместо реальной жизни живут искусственную. Если раньше люди уходили в онлайн-игры, чтобы там стать героями, то сейчас они могут убегать в психологию, познавая которую, они чувствуют себя мудрее и сильнее. Они заводят виртуальные безопасные кружки по интересам, в которых общаются только на безопасные психологические темы, но это никак не дает им силы в реальной жизни, где надо решать реальные проблемы, и где слова «это твои проекции» никак не помогают.

Поэтому эти кружки могут назвать сектой. Потому что там сообщество и свои правила, мир, тепло и любовь. А все остальное — это большой холодный жесткий мир, ну его.

Еще встречается вариант зависимости от психоконтента. Чем больше люди читают, тем больше знают, и тем сильнее нужна «доза», чтобы вштырило на изменения. Потому что потребление становится самоцелью, хотя кажется, что это на благо. Люди годами могут читать про состояние потока, но чтобы в него войти, надо что-то сделать. А делать не очень хочется. Лучше почитаю еще. В итоге голова большая, а ноги не ходят. Разрыв между реальным Я и начитанным Я становится намного больше и от того больнее возвращаться в реальность.

По итогу психоконтент становится просто досугом и интеллектуальным развлечением. И еще одной формой прокрастинации. Но очень весомой и легальной. Ведь это не просто игры и забавы, это занятость важным делом — поиском решений. Правда, по итогу может стать плохо и тошно, потому что количество того, что зашло не равно количеству того, что вышло, но это уже издержки.

The end

Я решила написать этот текст как наблюдение и немного предостережение. У меня нет ответа или рецепта, что надо с этим делать. И надо ли делать вообще. Все равно психологи продолжат писать тексты (и я в том числе), а люди все равно продолжат их читать (и я в том числе).

Обучение психологической грамотности вещь важная и полезная. Но только надо делать это с умом. И потреблять ровно столько, сколько можно освоить.

Как говорил Парацельс «Всё есть яд и всё есть лекарство. Только доза делает лекарство ядом и яд лекарством».

Берегите себя и свое сознание.

Самолечение может быть вредным для вашего здоровья.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top